can3p: (Default)

1) The Subtle Art of Not Giving a F*ck: A Counterintuitive Approach to Living a Good Life - Mark Manson

5 / 5

Очень хорошая книжка, в ретроспективе ее можно было бы обозвать "Стоицизм для чайников". Автор идею несколько переработал, адоптировал к современному миру и языку, убрал само упоминание стоицизма и философии вообще. От главы к главе он разбирает типичные веяния нашего времени и то, как они влияют на психику ничего не подозревающих людей - потребительская культура, карьеризм и прочие подобные штуки, которые к тому же усугубляются соыиальными сетями, которые создают ощущение, что только супер достижения, подвиги имеют смысл и дают доступ к такому количеству информации, которое дарит каждому чувство потрясающей некомпетентности. Ну и как корень всего - культ счастья и совершенной любви как чего-то, за что надо постоянно бороться. В этом основная проблема, говорит автор, так как состояние, когда тебе хреново - это часть жизни, это нормально и мало того, это главный двигатель совершенствования человека. И тот факт, что люди считают, что все всегда должно быть хорошо, как раз приводит к тому, что они несчастливы.

Соответственно, прежде всего надо себе признаться в этом. Во-вторых, надо иметь правильные ценности. Плохие ценности - это те, которых можно достичь. Хороший дом, например. С такими целями основная проблема в том, что сразу же после их достижения подобная ценность исчезает, и надо ее чем-то заполнять. Второй критерий плохих ценностей - это внешние зависимости. Если жизнь в согласии со своими ценностями зависит не от человека, то это может его сделать несчастным независимо от его реальных успехов. И тут же пример Мустейна из Megadeth, которого на заре карьеры выгнали из Металлики, и несмотря на миллионы проданных пластинок он все-равно не считал свою жизнь успешной, т.к. металлика продала больше.

Что мне понравилось, так это методичность, с которой автор разбирает различные успекты человеческой жизни с точки зрения ощущения счастья / несчастья и анализирует, что это значит, причем все написано достаточно просто и логично, и разделено по принципу о чем надо give a fuck, а о чем нет, и еще миллион факов по тексту, что абсолютно не мешает восприятию, а даже наоборот. К концу книги автор немного перебарщивает с примерами из собственной жизни, но тоже нормально.

Если читать A Guide to the Good Life: the Ancient Art of Stoc Joy скучно или не хочется потом называть себя стоиком, то можно взять эту книгу для разогрева, а лучше прочитать обе и провести параллели.

2) Visions of Freedom: Havana, Washington, Pretoria, and the Struggle for Southern Africa, 1976-1991 - Piero Gleijeses

3 / 5

Низкая оценка не из-за того, что книга плохая, а скорее из-за того, что не моего формата. Автор 20 лет копался в архивах пяти стран - Анголы, ЮАР, Кубы, США и России чтобы потом скурпулезно проследить влияние Кубы на современную историю африки и конкретно ее длительное (25 лет) присутствие в Анголе.

Если резюмировать, то выходит следующее:

  • Куба была самостоятельным игроком, а не просто пешкой СССР. Если надо, гнули свою линию до конца.
  • В отличии от США и СССР в Афганистане и Вьетнаме, кубинцы с Анголе никого не сажали на трон, их основной целью было сохранение суверинитета страны от посягательств со стороны ЮАР. Этой цели они придерживались неукоснительно и с UNITA правительсво боролось само, хотя очевидно, что кубинцы могли неслабо помочь, если смотреть, как они наваляли ЮАР.
  • Помогали Анголе кубинцы для защиты революции в стране и для помощи в борьбе против апартеида. Автор много раз указывает на крайнюю идеологизированность кубинцев и Фиделя, которые порой нарывались на крупные санкции или упускали экономические возможности из-за того, что в этот момент требовалось помогать в Анголе. На последнем витке войны, как я понял из книги, с Кубы в Анголу были переброшены практически все самолеты и вооружение против самолетов в дополнение к 60,000 солдат, чтобы дожать ситуацию.
  • ЮАР большую часть 20-го века аккупировала территорию Намибии несмотря на полное осуждение этого мировым сообществом и в Анголе хотели посадить лидера UNITA, чтобы отдалить коммунистический режим от своих границ и иметь подконтрольное государство под боком. США до поры до времени ЮАР и UNITA так или иначе помогала, ворча на апартеид в первой и закрывая глаза на откровенные террористические действия второй (ну и что, что засаженные поля минировали, зато борцы за свободу).
  • Стандартная тема про двойные стандарты США. Тут видимо ничего вообще не меняется. В соседнем конго сидит Мобуту, который терроризирует своих людей, но он свой парень, поэтому это можно замять, а всех возражающих закопать. Т.к. в Анголе у руля не те, то независимо ни от чего, их надо закопать, а своих карманных террористов продвинуть. И все это под соусом борьбы за права человека, конечно.
  • Вся история - это уникальный случай, когда страна третьего мира Куба помогла другой стране третьего мира бороться против больших и развитых государств и победила. Конечно, это было не самое важное поле боя, но тем не менее.
  • Фидель всегда говорил правду и был в этом вопросе принципиален.
  • Кубинских солдат посылали в Анголу в строго добровольном порядке.
  • ЮАР была суперсилой в этой точке земли ровно потому, что вокруг были бедные африканские страны. Как только из Кубы была переброшена авиация и зенитное вооружение, что пресекло господство ЮАР в воздухе, вся их военная машина посыпалась, и их со свистом гнали до границы. Собственно, развал обороны ЮАР в 1988 году привел к независимости Намибии.

И это выжимка, на в самой книге автор идет буквально по месяцам из этих 25 лет, сопровождая каждый отрезок времени пачками цитат, вырезок и интервью из архивов ЮАР, Кубы, США и СССР. Объем работы титанический, и если ваша специальоность - история Африки или история Кубы, то книга - то, что надо. Для меня, как простого обывателя это все же было слишком, и порой приходилось пролистывать немало чтобы пробраться сквозь все мнения и воспоминания до описания, что же собственно было дальше.

can3p: (Default)

1) Debt - Updated and Expanded: The First 5,000 Years - David Graeber

5 / 5

Книга восхитительна, одна из тех, за которых готов горячо благодарить тех, кто тебе ее посоветовал, одна из тех, которые читать интересно на всем протяжении, одна из тех, где автор действительно раскрывает вопрос, о котором пишет. У меня предыдущей такой книгой была книга про карты

Здесь Грейбер ни много ни мало решил изучить роль понятия долга и того, как он влиял на реальность на протяжении обозримой истории человечества.

Исследуется множество разных вопросов - как деньги использовались, что вообще считалось долгом, и чем он оплачивался, как это отличалось в разных цивилизациях и как тенденция менялась со временем, как долго существовали кредитные отношения и ростовщичество и в чем между ними разница, ну и главное - как отличается современное время от всех предыдущих эпох.

Для ответа на эти и другие вопросы автор исследует тему экономических отношений вообще на протяжении истории. Начинается все с того, что Грейбер указывает, что все экономисты, начиная с Адама Смита, указывают деньги, как неизбежную эволюцию после бартера. Неудобно же, говорят они, когда нужно менять столы на подковы, особенно, когда одному из участников сделки эти столы или подковы не нужны. Вот тут-то и появляются деньги. К сожалению, отмечает автор, нет в мире примеров бартерных отношений, как начального элемента, никаких. Если бартер и бывал, то как раз после денежных отношений в результате коллапса системы или подобных ужасов.

Зато было сколько хочешь систем, где с помощью денежных систем решались разве что ритуальные вопросы, такие как выкуп за невесту, похороны и т.п. (автор называет эти системы человеческими экономиками, причем подчеркивает, что это не в смысле, что они были человечнее, но в смысле, что деньги здесь служили только для организации человеческих отношений), материальные же вопросы решались без наличия денег вообще. Например, весь урожай деревни управлялся старейшинами и распределялся на всех. Были системы, которые основывались на наличных платежах, и от них или к ним осуществлялся переход от кредитных систем, где наличных денег не было вообще, все решалось кредитными отношениями. Уже этот факт интересен, т.к. не очевидно, что современные безналичные платежи и банковские счета имеют прямой аналог к тому, как была организована жизнь в междуречье пять тысяч лет назад, и работало все так едва ли не тысячелетиями.

Из интересного, хотя и очевидного в ретроспективе, является то, что процесс закабаления населения в долги богатыми людьми происходил всегда, но во времена до античности к этому вопросу подходили интересно - время от времени декретом правителя все долги разом обнулялись, заложенные земли возвращались владельцам и все страна начинала с чистого листа, и это происходило не раз.

Когда же и зачем появлялись наличные, и какова была здесь роль государства? Наличные, говорит автор, появлялись тогда, когда начиналась эпоха войн. Наличные деньги - это самый простой способ платить солдатам, которым сложно дать что-либо в кредит в виду их нулевой кредитоспособности - каждый может завтра умереть. Но подобные деньги бессмысленны, если на них ничего нельзя купить, соответственно нужен был способ заставить рынок работать с деньгами. И этот способ - налоги. Исторически их начинали собирать не для того, чтобы наполнить казну, а для того, чтобы у людей появилась необходимость их иметь, чтобы заплатить налоги, и они начали их использовать для того, чтобы продавать товары тем же солдатам. Как недавний пример такой механики Грейбер приводит колонизацию Мадагаскара французами, когда на местное население, которое до этого с деньгами не работало вообще, был наложен специальный "прогрессивный" налог, который должен был спровоцировать создание рынка на острове.

Далее, говорит автор, нужно же откуда-то брать металл, из которого чеканить монеты, и здесь есть два источника - грабеж захваченных территорий и шахты. Т.к. свободное население было источником солдат, то вместе с наличными деньгами буйным цветом расцветало рабство, где людей гробили на то, чтобы добыть больше серебра, которым будут платить солдатам, которые награбят еще больше и пригонят новых рабов с захваченных территорий.

Здесь идет лирическое отступление по поводу рабства, и какое оно отношение имеет к современности. Прямое, говорят нам, т.к. современное общество построено на римском праве, а Рим был типичным рабовладельческим обществом, причем достаточно лютым, в виду того, что понятие частной собственности и абсолютной власти над ним как раз пришло оттуда.

Система начинала сбоить, когда металл кончался, либо кончался обозримый мир, которым можно было захватить, чтобы и дальше поддерживать подобную экономику - это и случилось в Римской империей.

Вообще, времена античности Грейбер называет одними из самых кровопролитных в мировой истории и крушение мировых империй того времени привело не только к угасанию наличных денег, но и к резкому уменьшению жестокости в мире, повсеместному исчезновению рабства и освобождению людей, о чем сейчас довольно мало говорят, и темные века на самом деле не являются такими уж темными, особенно для любых частей света кроме западной Европы.

Интересно, что, как специально подчеркивает автор, именно времена античности при все этом послужили источником всех философских течений и больших мировых религий, которые мы имеем сейчас.

Как же мир жил после падения Рима? Прекрасно, был настоящий расцвет цивилизаций, кроме опять же западной Европы, которая была адским захолустьем и не влияла на происходящее никак. Из супер интересного автор описывает экономику исламского мира того времени. Интерес в том, что именно в те времена рынок был действительно свободным, т.е. государство(а) никак их не регулировали, и любое вмешательство встречало сопротивление. Вообще, считалось, что правительство должно заниматься только военными вопросами, причем исключительно сухопутными, все море должно быть мирным. Результатом этого принципа было то, что Индийский океан обходился без морских сражений вплоть до момента, когда до туда добрались европейцы.

В этом же разделе изучается какие последствия были от отказа дачи денег под проценты, и как без них обходились. Если кратко, то вся торговля на протяжении сотен лет там держалась на понятии чести и авторитета, большинство сделок заключались на словах, и это работало. В отличии от современного мира понятие фиксированной цены отсутствовало, торговцы оценивали свои товары относительно покупателя, субсидируя бедных за счет дополнительной наценки на богатых.

Именно мирный характер торговли потом сослужил всему исламскому миру плохую службу, потому что португальцы, которые первыми из европейцев открыли эту часть света, пришли туда не торговать, а грабить, чем и занялись. И тут мы приходим к чудной эпохе географических открытий.

Какой же был экономический базис у грабежа территорий у колонизаторов? Золото не съешь и не оденешь и само по себе оно бесполезно. Как утверждает автор, Европа того времени являлась сырьевым придатком развитых экономик. Кроме минеральных ресурсов европейским странам предложить развитым Китаю, Индии или арабским странам было решительно нечего. И именно в тот момент по стечению обстоятельств в Китае начался переход на серебряные монеты, и этот переход спровоцировал огромнейший спрос на серебро, который колонизаторы и ринулись удовлетворять в обмен на китайские шелка и прочие хайтек товары. Золото шло туда же, плюс, как в старые добрые времена, на наемников. Для работы же начал опять широко применяться рабский труд, который не существовал к этому времени сотни лет.

Этот период отличался от античности одним важным моментом - именно в Европе первой появился принцип, когда люди разделились на две категории - инвесторы и непосредственно исполнители, где инвесторы не рисковали ничем кроме денег, а исполнители не имели никаких ограничителей, только денежные обязательства. Именно отрыв денег от человеческих отношений, скрытие любых человеческих страданий за вывеской компании привел к разгулу того, что произошло. Вторым моментом, который был уникальным, было то, что впервые люди делали деньги ради денег, и не для чего иначе. Именно эта особенность привела к тому, чем стал европейский капитализм. Инвестиции ожидают отдачи, поэтому все компании должны бесконечно расти, поэтому практически любые сдерживающие факторы так или иначе сминаются за счет общего стремления к большей прибыли.

Сам факт того, что экономика всегда должна расти, что кто-то должен делать суперприбыли, что деньги могут работать сами по себе без реальной личности за ними не имели места нигде до этого, и с течением времени появлялись все более и более устрашающие черты.

В заключение автор проходится по текущей ситуации, когда впервые появилось такое понятие, как долговые обязательства государства, и вообще тот факт, что сейчас мир оказался в руках самых больших должников, но при этом все как раз и построено на том факте, что они никому ничего возвращать не будут, при том, что для простых людей реальность такова, что они возвращать все и всегда обязаны до бесконечности. Как наглядный пример, кризис 2008 года, когда долги крупнейших компании выкупило правительство США, но при этом не были приняти меры чтобы помочь хотя бы кому-то из людей, кто в результате кризиса оказался без работы.

Весь посыл книги в том, что текущий экономический порядок - это скорее аномалия с точки зрения мировой истории, и почти всегда экономика работала иначе, как бы ни хотели нам доказать, что альтернативы нет.

Я бы мог писать и писать, потому что в книге есть огромное количество деталей и связок, которые я не покрыл, вроде того, как изменялось понятие долга в культурах с течением времени и какова здесь роль религий, что происходило с человеческими экономиками, которые соприкасались с денежными и многое другое. Даже этот длинный опус, который я написал, очень короток для того, чтобы как-то книгу проанализировать, скорее отражает ту ее часть, которая меня поразила больше всего.

Грейбер упоминает вскользь в другие моменты, которые требуют видимо отдельных исследований, чтобы что-то про них узнать. Например, автор упоминает, что расизм как явление появился совсе недавно, уже в эпоху колониальных завоеваний, что работа на компанию в текущем ее виде тоже появилась совсем недавно, и почти всю мировую историю трудовые отношения определялись иначе. Что именно эпоха великих эпидемий в Европе в средние века привела потом к небывалому подъему простых людей и стала источников всех тех карнавалов, которые мы теперь наблюдаем, и как потом у людей деньги были изъяты и много чего еще, что я не помню.

В конце автор говорит, что глядя на весь этот анализ, он предложил бы в будущем аннулировать все долги и начать с чистого листа, как это делалось уже не раз.

can3p: (Default)

1) Seeing, Jose Saramago

4 / 5

Очень необычная книжка по стилю написания, в прямом смысле стена текста. Автор решил не выделять диалоги так, как их обычно выделяют, и в результате все диалоги представляют собой цепочки фраз через запятую. Сначала это бесило, потом привык, и это добавляет некоторый шарм, но сильно удобнее читать не стало.

Действие построено вокруг выборов, на которых ни с того ни с сего три четверти избирателей столицы голосуют пустыми бюллетенями. Министры собирают экстренное совещание, на котором решают провести еще один раунд через неделю, на котором пустыми бюллетенями голосуют больше восьмидесяти процентов избирателей. Тут то все и закрытилось. Власти прибегают ко все более жестким методам, чтобы понять, почему люди так голосуют, жители единогласно отвечают, что по закону даже президент не имеет права знать, как именно кто проголосовал.

Ситуация ненормальная, но при этом абсолютно законная, заставляет правительство обращаться ко все большему террору для защиты демократии против населения, которое якобы покушается на эту самую демократию самыми что ни на есть демократическими методами, а на самом деле ведет себя образцово. Это отсутствие противостояния вне правового поля и бесит власть придержащих больше всего и толкает на дальнейшие шаги, которые включают прямой террор, убийства и прочее.

И все для защиты демократии! Прямо как сейчас модно.

2) The Art of the Metaobject Protocol, Gregor Kiczales, Jim des Rivieres и Daniel G. Bobrow

5 / 5

Удивительная книжка для большинства программистов сейчас, я думаю. Все эти php, java и прочие питоны представляют определенную картину мира, в частности схему работы ООП. Классы у нас определяются так, наследуются эдак и работать с этим надо вот так. Суть в том, что классы - это текст, определения. Максимум, что у тебя есть - это какая-нибудь интроспекция, чтобы можно было посмотреть что-нибудь про класс отдельно взятого объекта.

Но что, если мы представим, что все элементы языка - это тоже объекты, которые являются экземплярами определенных классов. Т.е. определение класса - это объект класса "Стандартное определение класса" (метаобъект), все методы и поля класса также являются экзмеплярами соответствующих базовых классов, т.е. тоже метаобъектами.

Все эти объекты как-то друг с другом взаимодействуют, и это взаимодействие и описывается термином Metaobject protocol. Например, когда объявляется конкретный класс, во время инициализации соответствующего метаобъекта оставлены разные точки расширения - как сортируется цепочка наследования, как инициализируются поля класса и тому подобное.

Для чего это нужно? Нужно для того, чтобы язык предоставлял не одну конкретную реализацию ООП, а закрывал целое множество реализаций, среди которых стандартная - это просто один из вариантов. В результате получается гибкость языка, которую невозможно получить как-то еще.

В данной книге описывается MOP для Common Lisp, в первой части сооружается игрушечная реализация с параллельным обсуждением возможных вопросов и проблем, а вторая часть - это полный набор методов и соглашение, которые определены в стандарте.

Просто страшно представть, насколько страшную магию можно творить с помощью подобных средств. Книгу непременно рекомендую для ознакомления.

Из менее древних языков со своим MOP можно отметить perl.

3) The Utopia of Rules: On Technology, Stupidity, and the Secret Joys of Bureaucracy, David Graeber

4/5

Автор под микроскопом рассматривает понятие бюрократии и анализирует его со всех сторон. Книга состоит из трех больших эссе и одного небольшого, из которых первое я не выдержал, зато остальные оказались более чем, хоть и сложно было временами ухватить суть.

Для справки этот Дэвид - матерый анархист, участник движения Occupy Wallstreet и прочих, поэтому атакует он без сожалений. Некоторые тезисы:

  • Хотя термин "бюрократия" чаще всего применяют к гос.структурам, она присутствует буквально везде, где сущетсвуют правила, регламенты и процедуры, т.е. вообще везде. Появление интернета не уменьшило, а скорее увеличило проблему. Если каких-то 100-200 лет назад человек сталкивался с бюрократией раз в год, то теперь это может происходить каждый день.
  • Бюрократия каждый раз появляется для того, чтобы уравнять правила игры, сделать условия прозрачными и т.д., что в итоге неминуемо приводит к клиническим перекосам в системе и безумной тупости или нелогичности в отдельных случаях. Основная проблема, что все это придумывается с точки зрения идеальных бюрократов и их идеальных клиентов, но ни то ни другое к действительности никакого отношения не имеет.
  • Несмотря на то, что ворох правил всегда создается для равноправия и прозрачности, каждый раз их количество приводит к тому, что именно те, кто в этих вещах нуждается, не могут этим воспользоваться.
  • Единственный способ избавиться от бюрократии - это всех до одного собрать и отправить в ссылку на Луну или любое грубое место, откуда никто не вернется.
  • Бюрократия всегда покоится на насилии, и этого насилия вокруг нас больше, чем любого другого. Отдельным момент, который он отмечал - это то, что хотя любая бюрократия устанавливает и форсит правила, ее основание всегда эти правила нарушает. Например, каждое государство базируется на революции в прошлом, т.е. на акте, который является гос. изменой по законом этого же государства.

И много чего еще, мысли разбегаются при попытке охватить весь смысл целиком. На очереди очередная книжка его, очень надеюсь, что не получится как с Ноамом Хомским, который был супер интересен в первый раз, после которого все его следующие книги были простыми повторениями.

Вторая часть меня заинтересовала больше всего. Тут Дэвид анализирует технологическое развитие Земли со второй половины двадцатого века. Смотрите, какой парадокс. Если спросить, что будет в мире лет через 50 у человека конца 19 века, то он назовет подводные лодки, полеты в воздухе и космосе, может компьютеры назовет и будет прав в большинстве случаев. Если тот же вопрос задать человеку середины двадатого и получить ответ с межпланетными перелетам, колонизацией Марса, искуственным интеллектом и прочими роботами, которые давно все будут делать за нас, то через 50 лет этого либо почти не будет, либо будет в отдельных образцах. Как так?

Почему постоянная волна глобальных открытий навроде квантовой физики, деления ядра или космических полетов, которые регулярно случались тогда, перестали случаться сейчас. Почему самое значительное достижение в космосе произошло в начале семидесятых?

Тут у автора пара вариантов.

  • Технологический путь развития, который должен был привести в ожидаемое будущее, не был максимально прибыльным. С изменением финансовой системы вместо постоянной технологической гонки внезапно стало выгоднее двинуть производство в Китай, Бангладеш или Африку, где люди за гроши выполняли бы работу.
  • Хотя правительство не может запретить разработки в разных направлениях, гос.заказ - это самая большая кормушка, и смена акцентов там приводит к развороту научной мысли.
  • В какой-то момент технологическое развитие в сторону автоматизации и космоса достаточно резво свернуло в сторону технологического развития технологий контроля. Отсюда у нас есть интернет, в котором все на ладони, и благодаря которому у нас теперь есть государственные программы, которые следят за всеми и на всех имеют информацию.
  • Сам научный процесс сильно бюрократизировался, и теперь ученые не меньше половины своего времени тратят на оправдение или обоснование грантов, которые не позволяют делать глобальных открытий, которые невозможно предугадать. Условный Эйнштейн с современном мире не смог бы ни одной статьи опубликовать.

После этого списка наверное надо отметить, что автор никакую теорию заговора в книге не рисовал, конкретных людей/корпорации не называл, а просто анализировал изменение тенденций в мире.

Третья часть книги посвящена тому факту, что хотя мы все не любим бюрократию, мы ее сами постоянно создаем. Как так получается? Тут начинается игра двумя словами - play и game. На русский оба переводятся как игра, и я конкретно не завидую переводчику. Разница в том, что play - подрузамевает просто игру, когда человек может играть сам с собой или с другими ради самого факта. Game в этом контексте - это игра с четко очерченными правилами и результатом. Первое определение подрузамевает полную свободу и неизвестность, второе же делает мир проще и понятнее, даже если правила игры не нравятся. И хотя люди начинают чаще всего с первого, они неминуемо стремятся ко второму.

Последнее эссе - это фантастический отзыв на фильм Темный рыцарь: Возрождение легенды, который вылился в большое исследование героев комиксов в явления, которое во много перекликается с третьей частью книги. Как оказалось, любой герой - будь то супермен, человек-паук или бетмен, достаточно просто соотносится с определнным периодом истории штатов и носит черты той эпохи. Интереснее другое - что все эти герои борются исключительно с нарушителями правил, у них нет другой цели существования или желаний. Антигерои же часто суперкреативные люди с глобальной идеей или проектом будущего, т.е. тем вектором, который мы бы все хотели видеть у наших лидеров, конечно направленный в другую сторону. В результате супергерои защищают статус-кво, т.е. являются супер- консерваторами, насколько бы плох текущий мир не был. Эспрессия может быть во всем - стиль, одежда, любимые ресторан - но никаких революций, пожалуйста.

У меня до этой книжки было представление про интроспекцию, но полной картины того, что можно сделать, не было.

can3p: (Default)

Как-то так получилось, что из моего журнала пропали личные посты, остались только заметки о прочитанном. Чаще всего я не пишу пост сразу, даже если зудит, а если я еще помню про это когда сажусь за компьютер, то чаще всего мне кажется, что предполагаемый пост - просто дикая глупость и банальщина. И в результате постов нет вообще! Трагично, но факт.

Чем дальше я иду по жизни, тем меньше вещей, вообще говоря, имеют значение, а отмирают не те, о которых когда-нибудь подобное думалось. И вот пачка книжек, которые вдруг срезонировали.

1) В чем наше благо, Эпиктет

4 / 5

Сборник из отрывков речей Эпиктета по разным вопросам, позволяет получить базовое представление о Стоицизме, хотя и не дает полной картины. Что мне нравится в дрених греках, конкретно философах, так это то, что не нужно быть кандидатом наук по филологии чтобы вообще понять, о чем эти люди пишут. Целью этих филосомов (что много раз акцентировано в книжке номер три, о ней позже) было не создать мысленную конструкцию и крутить ею в воздухе, а конкретно научить людей жить, проанализировать и выдать тот путь, который они считают правильным.

Такой подход с одной стороны очень натурален, так как они не боятся касаться мирского и не докапываются до детальных определений того, что кажется им само собой разумеющимся, с другой стороны они не брезгуют обращаться к богам и местами говорить от их имени. (Как сейчас помню, в единственной книге про Сократа, которую я читал, он в одном из мест говорил, как к нему явился бог и т.д.). Момент с богами сомнителен, местами есть не очень удачные аналогии, которые они тоже любят, но с другой стороны есть конкретная мысль, которую до тебя могут до нести.

Если резюмировать, древние философы думали про жизнь и жизни учили, по сравнению с философами современности, которые крутятся непонятно где и с жизнью иметь ничего общего не желают.

Виллиам Ирвин из книжки номер три приводит такой пример: если вы, к примеру, подойдете к Эпиктету и спросите "Друг, расскажи, как мне прожить хорошую жизнь?" То Эпиктет на вас посмотрит, сначала ответит кратко, потом добавит подробный список того, что нужно делать чтобы этой цели достичь.

Если подойти к современному философу, то вместо ответа на вопрос он начнет разбирать на куски сам вопрос. Он скажет, что нужно еще разобраться, что значит хорошую и что значит жинь, приведет десяток определений для каждого термина и однозначно докажет, что каждое из этих определений не выдерживает никакой критики при ближайшем рассмотрении. Закончит философ словами, что раз вопрос состоит из терминов, которые нельзя точно определить, что и сам вопрос смысла не имеет. В результате вы уйдете с мыслью, что этот философ, наверное очень умный парень, но по данному конкретному вопросу предложить ничего не может и просто дурит вам голову.

2) Courage under Fire: Testing Epictetus's Doctrines in a Laboratory of Human Behavior, James Bond Stockdale

4 / 5

Совсем небольшая книжка, транскрипция речи, которую Джеймс толкал в начале 90х в какой-то военной академии. Если сделать выжимку, то автор был профессиональным военным, который по прихоти судьбы пристрастился к книжкам древних Стоиков и с ними не расставался до тех пор, пока его самолет не сбили во Вьетнами, где он и пробыл в плену восемь лет. Суть его рассказа в том, что именно стоицизм, его установки позволили ему не только не сгинуть в лагерях, но и вернуться оттуда несломленным психически человеком. Весьма интересное чтиво, но лучше его читать не первым, как сделал я, а вторым или третим после других книжек про Стоицизм, т.к. это позволяет лучше понять то, о чем автор говорит.

3) A Guide to the Good Life: the Ancient Art of Stoc Joy, William B. Irvine

4 / 5

А вот здесь я собственно развернусь про сам Стоицизм, потому что это как раз то, что автор и сделал. Автор собрал в кучу произведения известных стоиков, которых всего пяток и из которых трое - это Эпиктет, Сенека и Марк Аврелий, соответственно бывший раб, очень богатый человек и простой римский император.

Сперва автор начинает с объяснения, откуда вообще пошел Стоицизм. Как выясняется, и как я уже писла ранее, в те времена философы считали своей целью обучить людей жить правильно. Правильно в каждом конкретном случае могло пониматься немного по-разному, но тем не менее. Философов было порядочно, у многих были свои школы, которые конкурировали за учеников в рамках свободного рынка философии. Были Циники, были эпикурейцы, появились Стоики, которые так назвались просто потому, что тусовались обычно относительно одноименного объекта.

Стоики повились не сразу, и основатель этого движения сначала походил в другие школы, а потом взял все лучшее, на его взгляд, у других и синтезировал своей. Дальше школа видела свои взлеты и падения, быда экспортирована в Рим и вернулась назад в Грецию, увидела свой пик в лице Марка Аврелия и ушла со сцены вместе с ним.

Далее Ирвин берет известные произведения стоиков и на их базе синтезирует некую стройную теорию, в которую добавляет собственные измывшления в тех случая, когда ему кажется, что одних мыслей древних не хватает.

Центральный момент учения стоиков - это то, что жизнь свою надо прожить хорошо. В смысле, чтобы не было мучительно стыдно на смертном одре, так как никто и не знает, предоставляется ли кому-нибудь шанс попробовать во второй раз. Прожить жизнь правильно - прожить свою роль, как человека, делать правильные поступки и иметь правильные ценности. Правильно, правильно, правильно.

Что значит прожить свою роль? Эпиктет нам заявляет, что в в жизни есть две категории вещей - те, которые под нашим контролем, и те, которые нам неподвластны. Он весьма категоричен и говорит, что нам подвластны только наши мысли, все остальное находится во власти внешних обстоятельств. Соответственно, из-за внешних обстоятельств наша судьба может сложиться по-всякому - может разбогатеем, может в лагеря пойдем, может на тракторе работать будем, но в каждой ситуации мы можем поступать правильно во благо других людей. И если мы делаем так, то мы проживаем роль правильно, и беспокоиться не о чем. Соответственно, задача в том, чтобы не мерять свое счастье относительно, например, положения на социальной лестнице, а мерять его относительно отклонения от своей роли. Если отклонения нет, то есть все причины быть счастливым, независимо от того, что с тобой происходит.

Как пример приводится тот же Сенека, который был богат, потом был сослан на полунеобитаемый остров с конфискацией всего имущества, потом был возвращен и снова стал богат, а потом был убит, но никогда не терял хорошего настроения.

К сожалению, Эпиктет конкретно в этой книге не конкретизирует, что он понимает под правмильными поступками, Ирвин же считает, что это в целом общечеловеческие ценности + максимальная польза для общества.

Далее, если источник счастья исключительно в том, как проживаешь свою роль, то все остальное, что может твое счатье взбаламутить, должно держаться на расстоянии. Например, богатство, слава, власть. Настоящий стоик не должен ничего из этого хотеть и ни к чему из этого привязываться. С другой стороны, если выполнение своей жизненной роли приводит к одному, другому или третьему, то нет никакого запрета этим пользоваться, но с условием, что ты ни принимаешь это близко в сердцу и живешь по принципу - как пришло, так и ушло.

Эпиктет несколько раз акцинтирует, что очень важный момент - научиться хотеть, то, что имеешь. Тогда не будет никакой проблемы, для счастья все уже есть априори.

Эрвин противопостовляет это утверждение консьюмеризму и разныи рвениям. Если человек ставит себе цель забраться повыше, или купить вот ту штуку, то лишь кажется, что вместе с ней придет счастье. На самом деле вместе с покупкой или достижением цели придет желание купить вещь еще лучше или достигнуть цели еще выше. Таким образом такой подход заведомо счатья не приносит. Эпиктет в этом случае говорит, что ошибка в том, что для достижения счастья вместо того, чтобы хотеть больше, нужно хотеть меньше, и тогда счастье неминуемо настигнет. Эрвин в этом случае предлагает фокусироваться на тех целях, достигнуть никто не помешает - например, вместо победы в матче, фокусироваться на хорошей игре, тогда удовлетворение результатом будет независимо от счета на табло.

Кроме вещей эпиктет проходится и по друзьям, месту проживания и собственной жизни. Так как все эти вещи не в нашей власти, то не надо так переживать, что друзья уходят или умирают или проходится сняться с насиженного места или в случае собственного недуга или там потери конечности или даже жизни. Так как все это не наше, то не надо за это держаться и опять-таки фокусироваться на том, правильно или неправильно мы поступаем. Если поступаем правильно, то причин волноваться нет никаких.

Интересный прием, который Ирвин много раз подчеркивает у древних стоиков - отрицательное отображение. Суть в том, что чтобы помочь себе любить, то, что есть у тебя сейчас, нужно периодически думать о том, что этого вдруг не станет. Не станет друзей или работы, семьи или собственного здоровья. Не нужно впадать в мрачные тона, но просто анализировать такую ситуацию. Подобный прием, с одной стороны, позволяет с большим трепетом относиться в тому, что уже есть, с другой стороны, позволяет ослабить удар, который человек получает, когда что-то подобное действительно происходит.

И так далее и тому подобное. Если что-то в нашей голове - то это в нашей власти, все остальное не в ней, и по-этому не надо так по этим поводам переживать. Эрвин анализирует много разного - злость, старость, горе и подыскивает изречения древних, как работать с этими эмоциями с точки зрения стоика. С точки зрения стоицизма совершенно ествественным образом отметаются любые пьянки или походы налево - все это внешнее, и кроме физиологических потребностей никаких больше не удовлетворяют, зато могут внести большое смятение в жизнь, а это стоикам не надо.

В заключение автор проводит некоторую дискуссию с типичными предубеждениями против стоиков - суть которых в том, что последователи Стоицизма - не бездушные роботы, а наоборот люди, полные любви в жизни и окружающим, просто они сознательно выбирают то, о чем нужно волноваться, чтобы этим вещам больше досталось

В книге еще много всякого, прочитать стоит.

В заключение, что мне не понравилось. Не понравилась одна единственная глава, гда автор пытается под Стоицизм подвести какую-то логическую основу. Дескать, древние объясняли, что жить нужно так, потому что это согласно богу или природе. Сейчас мы в бога не верим, по-этому давайте объяснять по-другому. И тут он начал натягивать ежа на кактус, точнее теорию эволюции на Стоицизм. Получилось достаточно голословно, ну да бог ему судья.

Мое мнение - стоицизм не нуждается в фундаментальном обосновании. Это просто философия жизни, которую выбираешь. Она может быть верной, может быть неверной, но, что автор правильно сказал, гораздо больше шансов прожить жизнь так, чтобы не было мучительно больно потом, если имеешь какую-то жизненную философию, чем когда все твои действия руководствуются только импульсом и левой пяткой.

can3p: (Default)

1) Пикник на обочине

5/5

Лучшее, что я читал у Стругацких с точки зрения атмосферы. Прекрасно отточенный мир, выпуклые главные герои, добро, все-таки пробивающееся через цинизм. Сами походы в зону, полные напряжения, но без обычного детского сада с бластерами, инопланетянами и прочими.

Невероятно удачна сама постановка сюжета, когда пришельцы вроде бы есть, но их уже нет, есть только их следы, и эти следы можно толковать как угодно.

Очень здорово.

2) За миллиард лет до конца света

4/5

Еще одна оригинальная идея. Что если есть закон природы, запрещающий цивилизации развиваться дальше определенного уровня? Как действует в этой ситуации человек?

Постановка вопроса отличная, т.к. враг как таковой исчезает и подменяется силой, которой сложно что-то противопоставить, но которая действует на человека не хуже мафиози - пробует надавить на него лично, на его родственников и искать слабое место до тех пора, пока его не найдет.

Помнится, давным-давно читал роман, в котором анализировалась ситуация со вполне понятным врагом: что, если есть организация, которая "закрывает" открытия, которые могут обнулить большие доходы серьезных людей?

Когда я читал роман, получилось так же как из с хромой судьбой: до романа я прочитал рассказ "День затмения", которые оказался прототипом романа. Если честно, то чтобы понять суть, достаточно прочитать рассказ. Смешно, если посмотреть мой отзыв на рассказ (тот же пост, внизу), то тогда у меня в голове всплыла ровно та же ассоциация на тот же роман. Про подобную повторяемость можно целый пост написать.Когда я читал

3) Град обреченный

5/5

Роман построен в похожей с той же "Хромой судьбой" технике - город вне времени и пространства, в котором живут люди, привязанные к определенному времени и пространству в реальности. Разница только в том, что в хромой судьбе история самих людей не рвалась, а в город люди пребывают из разных точек истории.

Много стараться не нужно, чтобы заметить параллели между отдельными кусками сюжета и историческими вехами Совесткого Союза, разве что конец более счастливый. В книге в городе посторился режим, в котором руководство не воровало, жизнь для всех наладилась.

Собственно, это один из вопросов книги - всеобщий достаток - это то, что ищут люди, или нет? Что можно дать людям, у которых все есть? Вопрос не праздный, т.к. именно в этот момент начинает чувствоваться отсутствие цели существования, лучшей, чем удовлетворение прямых потребностей. С другой стороны, можно провести параллель между войной/революцией и временем до Поворота в книге, когда местами происходил дикий сюр - смена работы каждые четыре месяца, павианы с безумцами на улицах и прочий хаос - разве можно что-то делать, когда подобные проблемы не решены?

Вторая грань касается непосредственно Воронина, который через всю книгу претерпевает перевоплощения - его болтает по разным профессиям, подталкивает к разным людям, но, несмотря на свою первоначальную идеологическую заряженность, он достаточно спокойно перетекает из одного состояния в другое, даже если это значит, что надо работать с бывшим фашистом Фрицем. Даже не так, город убивает все моральные установки - работать с тем, кто тебе был раньше нанавистен - пожалуйста, жить с проституткой - ладно. В противовес этому выступают дядя Юра и Изя, которые стабильны в своих взглядах при всем том безумии, что творится по ходу сюжета.

Дядя Юра стабилен в том смысле, что у него есть свое видение правильного и неправильного в мире, он нашел свое место и не вмешивается в то, что вне его пределов.

Изя Кацман стабилен в своем вгзляде на мир и логичности. Он анализирует происходящее так, как считает нужным и называет вещи своими именами. Если бы я был Ворониным, то этим двум ребятам я бы крепко завидывал, да я и завидую.

Какое у меня общее ощущение от книги? Мне понравилось, как авторы взяли выжимку разных событий - революций, режимов, разных путей развития событий и уместили их в довольно небольшой мирок и заставили главного героя все это испытать, чтобы прийти к конечной идее. Могу представить, что в момент написания книги сюжет гораздо больше перекликался с реальностью и чувствовался по-другому. Я не знаю, как анализировать эту книгу дальше.

P.S. Воспоминания Воронина о блокадном Ленинграде очень похоже на историю о мальчике из Двадцать седьмой теоремы этики

4) Жук в муравейнике

4/5

Этот роман мне понравился больше, чем Волны гасят ветер, этакий хорошо сбитый роман-расследование, к тому же здесь все концы сошлись по сравнению с "Подробностями жизни Никиты Воронцова". Странники все еще присутствуют как странная непостижимая сила, заброшенный город цепляет порой не хуже, чем в Пикнике на обочине, а главное - нет той злобы, которая проскакивает во всех их поздних произведениях.)

На это решил объявить мое знакомство с творчеством Стругацких завершенным.

can3p: (Default)

1) Трудно быть богом

3/5

Я думаю, что в момент написания этой книги Стругацкие начали подозревать, что есть какие-то проблемы с мессианским подходом, который они исповедовали во всей серии полдня.

Через весь сюжет сквозит, что главный герой не совсем понимает, зачем он делает то, что он делает. У него могучая сила, но он не может ее применить ни на что, кроме точечных вещей, которые мало на что влияют. С другой стороны, если бы он и хотел, он не знает, как именно действовать, о чем есть один из диалогов ближе к концу книги. Совершенно понятна претензия в конце книги - если вы к нам приперлись, то делайте что-нибудь! А если не хотите или не можете, то зачем приперлись?

Чем-то это мне напоминает современный ООН, или там наблюдателей от совбеза, которые вроде бы надо всем, но при этом ни на что не способны. Сейчас я думаю, что события книги очень сильно перекликаются с геноцидом в Руанде, которые случился десятилетия позже.

Пару слов про экранизацию, которую не смотрел, но осуждаю. Грязи в книге достаточно, прямо полно, но это всего лишь антураж, а не суть. Стругацким хотелось сделать планету как можно более противоположной к тому сообществу, откуда прилетели историки, всего и делов. И не надо какашки по экрану размазывать.

2) Понедельник начинается в субботу

3/5

Смешной роман про идеальных советских инженеров в проекции на магию. Если так задуматься, то формат вполне удачный - авторы хотели рассказать, что есть на земле люди, которым интересно работать работу. Если взять программистов в своей среде, то рассказ может получится совсем не таким интересным - мы год сидели и фигачили код, чтобы дать mvp в срок. Билды падали, мы их чинили - жуть, как интересно! И ведь действительно интересно, но только для тех, кто в теме. Поэтому я рассматриваю роман только в этом контексте.

Конечно, все присыплено советским временем - общежития, стенгазеты и прочее, но все остальное никак не зависит от времени и пространства - есть люди увлеченные, есть карьеристы, есть лодыри.

Очень понравился прием с ушами - этакая универсально справедливая мера работника.

3) Сказка о тройке

1/5

Читая комментарии авторов, узнал, что они сказку называли своей последней юмористической повестью. Возможно в шестидесятые ее так и можно было воспринимать, но сейчас книга мне показалась просто безобразной.

Смешные, честные образы героев понедельника окунули в дерьмо и поставили Выбегалло под свет софитов. Сюр и фантасмагория идут страница за страницей. Авторы явно старались, и выкручивали любую ситуацию до бессмысленного предела.

Я все понимаю, Советский Союз достал, кругом одни враги творчетва, но ей богу, не так же. Не дочитал и не жалею.

can3p: (Default)

В этот заход я решил прочитать все романы, которые Стругацкие написали отдельно друг от друга.

1) Дьявол среди людей, Аркадий Стругацкий (С. Ярославцев)

3/5

Если вы не читали этой книги, в вашей голове Стругацкие будут совсем другими. Как будто вместе браться смягчали друг друга, ну или это делал Борис. Книга получилась жесткая, полная воспоминаний о войне и боли, в начале я даже хотел ее начать сравнивать с книгами о войне, настолько она ближе была к ним по стилю. Страшная судьба, страшные человек. Если не брать в расчет последние главы, которые, если честно, смызвают впечатления, получается не фантастика, а мрачный реализм, который читать не по себе, но оторваться невозможно. Но онец, эх, что конец, лучше бы без мистики и гебистов обошлось, ей богу.

2) Поиск предназначения, или двадцать седьмая теорема этики, Борис Стругацкий (С. Витицкий)

2/5

Я бы реально шокирован этим романом, такое чувство, что автора где-то в середине здорово огрели по голове, и, что называется, кони понесли. Роман в четырех частях, за первые две я был готов поставить 5/5, оставшиеся две - просто дичь.

Главный герой анализирует свою жизнь и замечает, что был на грани смерти заметно отличающееся количество раз, о чем и решает написать книгу. Очередной роман в романе, как Стругацкие любят (теперь мы знаем, кто этот прием любил особенно сильно). Отрывки из этого романа, да и описание жизни главного героя (роман он писал по своей жизни) до начала третьей части книги - это лучшее, самое эмоциональное, что я до сих пор читал у Стругацких. Читаешь и видишь обычного человека, который живет свою жизнь, любит, боится, горюет. Местами сердце прямо замирало от того, как было написано. Чрезвычайно интересное описание судьбы или рока, которую в этот раз получилось реально нащупать.

О, если бы я закончил читать перед третьей частью! Я бы все догадывался, чем все кончится, но по крайней мере думал бы, что книжка продолжилась так же как и началась. Но нет, дальше начинается ахтунг - герой понимает, что судьба активно не дает ему умирать, и начинает это использовать как оружие, в сюжете появляется кровавая гэбня, следователи по паранормальным делам, взрывающиеся головы, собаки-людоеды, фермеры-террористы, зэки-насильники, жены-малолетки и много чего еще. Борис^WС. Витицкий, за что вы так с нами? Это никак не помогает сюжету, но определенно превращает нормальную книгу в мусор.

Прихожу к выводу, что к концу восьмидесятых у Стругацких так наболело от советской власти, что любой реализм здесь превращался в гнойную помойку, которую они спешили вывалить из своей головы на бумагу и, следовательно, нам с вами.

3) Подробности жизни Никиты Воронцова, Аркадий Стругацкий (С. Ярославцев)

3/5

Похоже на полуготовый роман. Начинается, как легкий детектив. Вот умер человек, вот его странный нелогичный дневник, вот два друга, которые этот случай обсуждают и приходят к каким-то выводам. Конец. Никакого раскрытия темы вообще не происходит. Правильно они угадали? Нет? Зачем в течение всей книги пить водку?

Чем больше я читаю Стругацких, тем больше меня интересует, как там у них было с печенью. А ведь, как и у предыдущих двух, завязка отличная, хочется читать. Из плюсов то, что автор просто оборвал книгу, а не стал ее портить.

can3p: (Default)

1) Отягощенные злом или сорок лет спустя (Стругацкие)

4/5

Очень сложный роман для написания отзыва. Отчасти потому, что в обеих сюжетных линиях чувствуется какая-то обреченность, тщетная борьба с текущим порядком вещей. И если Демиург силится найти того, кто может сделать мир лучше, не сделав при этом сильно хуже, то Учитель силится противостоять надвигающемуся безумию, даже видя, что борьба эта обречена.

Я не совсем понял роль Агасфера Лукича в романе, возможно они нужны были для того, чтобы показать, что во времена первых апостолов мир не был лучше, чем сейчас, да и сами они были простыми людьми. Отдельно доставляют вставки про написание Апокалисписа, когда Иоанн не мог словами описать то, что знал, а Прохор не понимал и того, что он говорил, а что понимал, то творчески перерабатывал, да и один превращался в другого.

Ох, в общем отличный кандидат на долгое публичное ощущение.

2) Далекая радуга (Стругацкие)

3/5

Роман-катастрофа. Сначала его не дочитал из-за некоторого количества соплей в начале, потом дочитал, когда где-то прочитал на него рекомендацию.

Роман интересен в смысле проецирования того самого коммунистичегого будущего, которое авторы рисовали в предыдущих романах на ситуацию, когда "доигрались".

Физики провели эксперимент, из-за которого поднялись две огромные волны, которые вот-вот снесут с лица условной планеты все живое. Есть маленький корабль, который точно всех не унесет. Кто должен попасть в корабль?

В коммунистическом будущем Стругацких не ставится под сомнение вопрос, надо ли было делать подобный эксперимент изначально. Все люди здесь за прогресс, и тут просто не подфартило, надо спасаться. В коммунистическом будущем Стругацких люди не дают волю своим чувствам, поэтому никто не дерется за место на корабле, все стараются спасти то, что ценно - свои открытия, творения. И ни у кого не возникает возражений, когда спасают только детей. Даже у главного героя, который до этого сделал все, чтобы спасти свою возлюбленную.

Горбовский здесь, кстати, потенциально погибает, т.к. сам в своем корабле не летит, остается на планете, чтобы дать чуть больше места детям. Роман пограничный в творчестве Стругацких, по моему, видимо тот самый момент, когда надоело писать про счастливое будущее.

3) Насилие (Славой Жижек)

5/5

Я не знаю, как писать про эту книгу. С одной стороны, в ней столько смысла, что перечислять бессмысленно, с другой стороны часть аргументов автора настолько зубодробительна, что мой мозг буксует здесь.

Суть в том, что автор предлагает сделать шаг назад от того понятия насилия, которое мы подрузамеваем обычно (кто-то при нас настучал другому по морде) и оценить этот вопрос системно.

Соответсвенно само насилие он разделяет на субъективное, системное, обжественное и прочие. Идея в том, что насилие - это всегда мера отклонения от нормы, и, соответственно, влияя на норму, можно изменять восприятие насилия. В частности, под системным насилием он понимает то, которое заложено в сам текущий порядок вещей. Например, когда глобальная корпорация закрывает завод и переносит производство в Азию. Формально все в порядке и насилия нет, но по факту тысячи людей остаются у разбитого карыта. Можно, конечно, сказать, что так работает капитализм, и это и есть системное насилие в этом случае. Идея автора в том, что системное насилие порождает противоположности, и обычное субъективное насилие является лишь побочным эффектом происходящего. Касательно противоположностей - самые большие филантропы современности, такие, как Гейтс или Сорос, часто по совместительству другой рукой как раз способствуют появлению людей, которым они так радостно помогают.

Интересные мысли были про Израиль. Например такая - если изъять Холокост в качестве извинения за все деяния, то современная история Израиля представляет собой типичную историю колонизации территории с прижимом местного населения и т.д.

Или то, что история создания любого государства рано или поздно опирается на подобные насильственные корни, и то, что отдельные страны спекулируют о том, справедливо ли было создание государства, строится на том, что насилие при создании Израиля еще у всех на виду, тогда как для большинства стран оно уже давно потерялось в веках.

Или логичный вопрос, что если большинство евреев пострадали в Европе, то почему, в качестве награды им не выдали, там, кусок Германии, а пошли и отрезали палестинские территории.

Тут надо отметить, что автор - левак, и достаточно едкий, но меткости изречений это не умаляет.

Жижек постоянно сыплет ссылками и цитатами, которых у меня накопилось на кучу закладок. Совсем не уверен, что с ним не повторится как с Хомским, который везде одинаковый, но если читать, как я, как его первую книгу, то очень и очень интересно.

can3p: (Default)

1) Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами (Пелевин)

1/5

Читал и очень жалел, что читал. Пелевин в своем духе продолжил умствовать, изобретать меткие каламбуры с английского на русский и прочее и прочее. Если не знаете, как это, прочтите любую его предыдущую книгу. Но если S.N.U.F.F хотя бы что-то для меня нес, то здесь все гораздо более пошло и примитивно.

Особенно жестким получился контраст на фоне Стругацких, которые языком владеют не в пример лучше. Почти наверняка автор мог бы сказать, что он так и планировал и т.д. и т.п., но мне от этого было не легче.

2) Хромая судьба + Гадкие лебеди (Стругацкие)

5/5

Две совсем разные книги, волею судьбы оказаывшиеся одна в другой. Если совсем честно, то Хромая судьба (про писателя Сорокина) мне понравилась сильно больше. Вероятно устал от умных мыслей в других местах, а тут такое веселое и непринужденное погружение в мир совесткого писателя, и все такие знакомые темы - багаж написанного/сделанного, работа на вечность, отношение ко всему этому. Если заметить, то главный герой описывает суть рассказа "Пять ложек эликсира", но этим дело не кончается - часть повести, где главный герой видел, как увозят соседа по подъезду, и тот заставляет его ехать в какой-то НИИ - это калька с рассказа, только развитие событий другое.

Гадкие лебеди - отличный нуар, выполнено в виде, который мне нравится больше всего в фантастике, когда действие происходит где-то без конкретной привязки ко времени, стране и прочей современности. В результате писатель не придумывает фантастичный мир, он придумывает псевдонормальный мир с фантастичными событиями. Здесь идея модернизации других цивилизаций, которую любили авторы (см Обитаемый остров, например), здесь отражается на саму себя - люди пришли к себе в прошлое чтобы цивилизовать себя и не допустить ужасного, что без этого произошло. Прямо такой трактовки в книге нет, но различные статьи по роману с такой версией наличия мокрецов в кадре согласны.

Отдельный мотив - правда и продажность, черное и белое у детей и сплошная серость у старшего поколения.

Интересный факт, до этого начинал другую книгу Стругацких, "Туча", при ближайшем рассмотрении оказалась киносценарием по мотивам Лебедей.

3) Жиды города Питера

Хорошая пьеса, видел когда-то постановку в театре. Совсем непохоже на Стругацких, но от этого не менее хорошо.

4) Шесть спичек, Забытый эксперимент

Нечего сказать.

5) Волны гасят ветер

Роман, закрывающий цикл про Горбовского и ко. Выполнен как серия отчетов и донесений, довольно занимательно. Отличный эпизод про ужасные существа в северной деревне, немного смазанный конец.

6) Малыш

Ожидал чего-то эпохального, не получил. Сама затея интересная - модифицированный человек, как прокси к другой цивилизации.

7) Ночью на Марсе

Нечего сказать, не зацепил

8) Белый конус Алаида

То же самое, но с поправкой на военную тематику.

9) О странствующих и путешественниках

Отличный рассказ, небольшая рефлексия на тему обычного завоевательского задора, который встречался в ранних повестях Стругацких. Каково из исследователя превратиться в исследуемого?

10) Спонтанный рефлекс

В робота добавили генератор случайных импульсов, и он взбесился. Мечта каждого программиста.

11) Пять ложек эликсира

Тот самый рассказ! Довольно смешной, особенно мне нравится диалог с выбором в конце. Что ты выбираешь - так или так? Ничего не выбираю, идите все в баню!

12) День затмения

Еще один хороший рассказ. Когда-то я читал похожий роман, в котором существовал теневой заговор сильных мира сего, которые "закрывали" неугодные открытия. Вот здесь также.

can3p: (Default)

У меня спринт, читаю книги стругацких одну за другой, чтобы окончательно разобраться в вопросе.

1) Пепел Бикини (Аркадий Стругацкий + Лев Петров)

1/5

Какая-то заказуха. Плохие американцы эскплуатируют рабочий класс, платят ему много денег, потом взрывают термоядерную бомбу, а потом вдруг ветер подул не туда.

Решил бросить на одной трети, т.к. на обычных Стругацких это похоже как верблюд на муху.

2) Четвертое царство

1/5

Наверное, из этой книги могло получиться что-то хорошее, по крайней мере первые несколько страниц вселяли серьезную надежду. Ну а потом пошло-поехало, непобедимые советские пограничники, американские шпионы и даже цитата из Энгельса в конце. Плоско, товарищи.

3) Улитка на склоне

4/5

Начиная с этой книги, я понял, что у авторов что-то надломилось внутри, не смогли больше молчать. Улитку я прочитал в двух вариантах. Часть с лесом в обеих была одинаковая, часть про базу радикально отличалась. Если в одной все было прилично, был усталый Горбовский, который устал все открывать, и начал скорее ловить момент, когда другие откроют то, что надо срочно закрыть.

Вторая версия заменила Горбовского на Переца (почему-то именно так склоняли - Перец, Переца), всем другим персонажам базы дали подобные имена и началось такое, что я даже сомневался, вдруг я фанфик какой читаю, но нет. Главный герой попадает на базу, в которой тщетно пытается прорваться в лес. Вокруг происходит мрак - пьют кефир до беспамятства, соревнуются в количетсве написанных статей, женщинами меняются ради интереса, расчеты делают на сломаной технике и поднимают тревогу, когда кто-то то чинит, и далее по списку.

Перец всю дорогу пытается извлечь из этого всего смысл, дергается как в трясине, чего-то хочет, на кого-то надеется, но только глубже влезает. С каждым кругом окружающая действительность имеет все меньше смысла, вернее становится ясно, что смысл здесь не в цели, смысл в процессе. Люди работают, и хорошо, а чекисты за ними смотрят. Прямо Кафка.

Посмотрел на дату публикации - 67 год, запомним это. Братья решил начать говорить ПРАВДУ. Сатира дикой силы, легко можно узнать черты какого-нибудь пыльного НИИ, цель существования которого потерялась в года, остались только люди, которые что-то делают, и с которыми что-то надо делать. Если каждую нелепость, происходящую в этом НИИ умножить в тысячу раз, то получится Улитка.

С другой стороны нельзя не отметить, что только в этом варианте приобретает какой-то смысл часть про лес. Если в первом варианте (подсмотрел, называется "Беспокойство"), вообще нет никаких логических вязок, кроме того, что главный герой здесь - Атос, который разбился на вертолете и пытается выбраться из леса, все остальное как-будто из неоткуда. Во втором варианте картина более цельная. Мы видим ситуацию, зеркальную относительно того, что переживает Перец на базе. Таже трясина, круговорот событий и людей, который куда-то ведет главного героя, но неизменно приводит в самое начало. И, что добавляет, оба эти мира живут рядом, но совершенно независимо, причем они не то что бы не знают о существовании друг друга, они просто друг друга игнорируют.

4) Обитаемый остров (восстановленная версия)

4/5

У романа была непростая судьба (собственно как и у предыдущего), опубликовали его с диким количеством правок через пять лет. В наступившие годы демократии авторы постарались откатить максимальное количество изменений назад, и вот это я и прочитал. Заметим, что написали его в 1966 году, опять таки в этот момент у авторов что-то прорвало, и они начали бить режим буквой (почувствуйте разницу с какими-нибудь Стажерами, например).

Роман просто фантастески хорош в завязке. Если бы я хотел всем авторам показать, как надо начинать роман, я бы сразу направил их читать Обитаемый Остров. Почему? Потому что очень все естественно развивается, одно за другим. Куча фантастов, которых не доводилось читать, грешат тем, что пытаются описать весь мир не десяти страницах первой главы, и вместо развития сюжета получается миниэнциклопедия. Ну а потом предполагается, что все уже известно, и авторы начинают гонять героев по всем придуманным штукам и в хвост и в гриву, что смотрится довольно искуственно, иногда глупо.

У Стругацких же я прямо смотрел глазами главного героя, и то, что я видел, было ужасно. Мне открывалась дистопия, все эти Отцы, вышки, враги вокруг, оболваненные люди и, конечно же враги народа. Мне открывалось все больше крови на каждом шагу и все больше частных корыстных интересов под прикрытием красивых слов. Прямо с удивительной четкостью Максима толкали из одних рук в другие, чтобы он пытался сделать, как лучше, но почти всегда проигрывал, был использован и бежал дальше. Мир всегда сложнее, чем кажется, и простое желание сделать так, как кажется правильным чаще всего оказывается плохим решением (например, см. все ближневосточные войны, если мы притворимся, что все высказываемые намерения сторон являются их настоящими намерениями). С каждым поворотом сюжет жизнерадостный человек будущего Максим грустнеет, черствеет, грубеет, озлобляется. И ведь действительно, кажется что просвета нет нигде вообще. К конце книги в нем остается только ненависть ко всему происходящему, и она сносит все вокруг.

Растроила только концовка немного, потому что уж слишком непобедимый получился главный герой, да и все боковые линии сюжета не обыграли, может оставили на потом, конечно. Ну и Отцы какие-то плосковатые.

Если отвлечься от сюжета и вернуться в общественно-политическую плоскоть романа, то он получился довольно чернушный. Во всем этом довольно несложно увидеть черты Сталинской эпохи, доведенные до экстрима. Лагеря, отцы нации, враги народ, враги за границей, ну и самый страшный враг за океаном. Тем более странно было читать, послесловие, где атворы рассказывали, как они боролись за публикацию романа, который не хотели печатать так, как есть. Т.е., приходим в гос. издательство и говорим - вот книжка, которая берет все самое плохое, что есть в нашем государстве, а что получше - старательно красит в черный цвет.

Продолжаю читать, интересно, что будет дальше.

can3p: (Default)

1) Joseph Heller, Picture this

4/5

После прочтения 22 уловки я никак не ожидал подобной книги от Джозефа Хеллера. Книга эта для меня больше похожа на попытку провести параллели в истории, чем обычный роман.

Связи в книге прослеживаются двух видов - первый, более физический, это история Сократа, Платона, Аристотеля, которые знали друг друга, Ребрандта, который писал портрет Аристотеля, и их стран. Второй вид - больше идеологический, про оисторическую судьбу стран и сравнение идей политических систем в реальности и воображаемых идеальных систем в головах философов.

В книге полно деталей, и они достаточно близки к реальности, по крайней мере насколько я могу судить по моим скромным знаниям голландской истории и жизнеописаний древних философов. В какой-то момент даже возникло впечатление, что некоторые отрывки были прямо взяты из "Диалогов" Платона.

Кроме исторических зарисовок мне понравился экскурс относительно представления философов о демократии и идеальном государстве. Все в итоге сводилось к диктатуре, и разница была только в том, была ли это абсолютная власть, или человек просто полностью контроллировал парламент. Какую форму власти не возьми, право сильного никуда не исчезает.

Вообще, деталей столько, что довольно сложно покрыть их все.

Единственный момент, который довольно сильно утомил - это подробнейшее описание долговых дел Рембрандта и приключений его картин после смерти художника.

Ну и, наконец, последнее - я читал книгу в русском переводе просто потому, что электроннуый вариант на английском найти и купить просто не удалось.

2) Jerry Brotton, A history of the world in twelve maps

5/5

На эту книгу я потратил довольно много сил, но она стоит того. Автор отобрал 12 карт из разных эпох, и проделал монументальный труд, чтобы показать, как каждая из них повлияла на историю и мироустройство, и некоторые момент прямо открывают глаза на вещи.

Например, карта, которую составил Птолемей, картой не была, но использовалась как источник данных всеми картографами еще тысячу лет после издания.

Или такой фантастический факт, что Испания и Португалия в какой-то момен поделили мир на две зоны влияния, по пол-Земли каждая, но если об одной границе все было понятно, то никто точно не знал, где проходит вторая граница с другой стороны Земли, и причем тут первое кругосветное путешествие Магеллана.

Или Как Бле (Bleu) и его коллеги смотрели на проблему копирайта в свое время, или какой прорыв случался при изобретении новых методов печати.

Или то, что на первую точную карту Франции от проекта до реализации ушло больше ста лет.

И так далее, и тому подобное, книга полна подобныйх открытий. Я их всех, конечно, не запомнил, но теперь точно понятно, где смотреть.

3) Ralph Waters, Passive Income

Michelle Williams, Dropshipping Susan Abraham, The way out John Tighe, Make money from non-fiction kindle books

2/5

Об этих книжках скопом. Амазон тихо устроил очередную революцию и позволил людям самостоятельно издавать и продавать книги для Kindle и выплатами до 70% за книгу. В результате стало выгодно продавать книжки за два бакса и получать за них такие же отчисления, какие раньше люди получали от книг за двадцать. Но так как стоимость низкая, то и книги реально небольшого размера. Каждую из них я прочитывал за раз по дороге с работы домой. Все они строго про какую-то одну тему и небольшого объема.

Первая книжка сразу срывает покровы и говорит, что на зарплату не прожить, поэтому нужны другие источники дохода, которые будут кормить. Автор разбирает несколько, но самый любимый - это, не поверите, продажа книга для Kindle!

Вторая книжка самая глупая. Несложный и быстрый способ заработать денег - это сделать свой екоммерс сайт. Делаете сайт, наполняете каталог, продаете, меняете поставщиков. Неужели сложно?

Третья книга шедевральная в своем роде. Автор пишет, что вот, у меня раньше была куча долгов, а теперь я у меня полно денег. Как же я этого добилась? Есть секрет:

  • Сдать в краткосрочную аренду всю свою квартиру, если можно
  • Работать на нескольких работах
  • Начать, наконец, проверять, куда уходят деньги, и, по возможности уменьшать утечки.
  • Открыть сберегательный счет и любые деньги, сэкономленные из предыдущего пункта, направлять туда.

Вот и все, потом будет много денег. Надо сказать, что по крайней мере честно, невозможно сказать, что эти методы не будут работать, т.к. они будут. То, что магии в советах никакой нет, то это даже неплохо, т.к. опять - это честно.

Последняя книжка про то, как, собственно, начать продавать свои книги для книдла оптимальным образом. Отсюда можно много почерпнуть про то, как ставить цену на книгу, нужен ли редактор, что есть, так называемые призрачные писатели, которые могут написать книгу за тебя, ну и какие ништяки может принести наличие собственной книги.

4) Стругацкие, Стажеры

3/5

Посмотрели со Стаськой экранизацию "Отель "У погибшего альпиниста", и я решил пройтись по творчеству братьев. Эта и следующая книга видимо принадлежат к тому периоду, когда у Стругацких еще был роман с молодой советской властью и какие-то иллюзии на этот счет.

Если бы мне надо было где-то продавать советского человека, то я брал бы эти книжки за образец. Русские люди описаны как честные, умные, устремленные личности, которых интересует только борьба с неизвестным и покорение вершин.

Слог Стругацких добавляет, но я в самом начале прямо чувствовал, как меня хлещет по щекам свежий ветер, суровые увлеченные люди занимаются своим оборудовнием и победа где-то впереди.

Главный герой - молодой парень, который отстал от группы таких же молодых, и автостопом их догоняет, чтобы с ними варить металл на далеком спутнике Сатурна.

Тут и отважные капитаны, и мысль про то, что лучше умереть в борьбе, чем состариться, которая потом и матеарилизуется и гниющие капиталисты и прочее и прочее.

Никогда бы не подумал, что Стругацкие так могут.

5) Стругацкие, Возвращение

2/5

Вторая книга из того периода, но если от Стажеров пахло свежестью, то тут авторы как-то уже устали, пресытились. По сюжету совесткие космонавты отправились исследовать околосветовые скорости и вернулись 300 лет спустя. Собственно, на этом можно про эту линию закончить, потому что большей частью книга про то, как живет общество, где нецелеустремленных людей не осталось.

Бытовые проблемы люди решили просто - дети в интернатах под присмотром, еда готовится сама. Все это, чтобы не мешать стремиться к неизведанному.

Дальше немного смутивший меня момент про покорение природы, в котором любопытные ученые взрывают планеты, чтобы посмотреть, что получится, ну или истребляют живность на планете, чтобы та не мешала ее исследовать. Или тот единственный возможный разумный контакт, который весит в музее внеземных животных. Как-то слишком много всего этого.

Я согласен, что советские люди, они самые прекрасные, но как-то уж слишком много патоки, да еще и цитата Ленина в конце.

can3p: (cat with many words)
1) Who rules the world? , Noam Chomsky
3/5

Я поставил такую маленьку отметку не столько потому, что книга плохая, а потому,
что в ней нет вообще ничего нового, если была прочитана хотя бы еще одна книга
автора.

У Ноама Хомского есть несколько проверенных тем - операции ЦРУ в Латинской Америке,
последние войны в Ираке и Афганистане, Израиль и Палестина, ядерная угроза,
глобальное потепление и меньше об Африке и последнем конфликте на Украине. В книге
можно найти подробный разбор каждого случая со множеством ссылок на релевантные книги.
Если хочется что-то по этим тема почитать, то книга вполне годится. Если нет - то
нового ничего не будет.

Основная идея - миром правят США и его союзники, точнее их элиты. Все, что сопротивляется
по пути, так или иначе уничтожается. Демократия используется или как причина, или как
оружие, глобальное потепление отрицается для того, чтобы максимизировать доходы для нужных
людей.

В защиту книги можно сказать, что в ней содержится реаьлно много фактов и не так много
пустых разглагольстований, и очень интересно, что об работах автора думают граждане США.
Хотя бы одну книгу Ноама стоит прочитать, чтобы стал понятен масштаб происходящего в
окружающем мире, т.к. большинство людей максимум интересуются своей страной и, может быть
ближайшими соседями.

Части про Никарагуа и Панаму также упоминались в книги "Признания экономического убийцы".
Части про Африку описывались в книге "The state of Africa" от Martin Meredith.

Что точно расстроило, так это то, что автор использует одни и те же примеры с одними и
теми же пояснениями все книгу, иногда впплоть до повторения текста. Автор гнался за объемом?

2) S.N.U.F.F., Виктор Пелевин

Книгу можно распилить на несколько отдельных планов. Первый - жуткий гротеск
на сегодняшнюю реальность, доведенный до степени антиутопии. Тут и разделение на
людей и нелюдей (орки) и соответствующий менталитет запрограммированный и там и там,
дикие игрища на тему всех участников современного политического горизонта в России
и сопредельных странах. У орков все плохо, и даже то, чем они гордятся, на самом деле
навязано людьми. Реальность является отображением новостей, которые сами эту реальность
формируют. Пелевин во всех книгах отличается точностью наблюдений и издевок, и поэтому,
читая книгу, даже не надо напрягаться, чтобы провести параллели к нашим либералам, у
у которых всегда все плохо, а на западе хорошо, и к нашим патриотам, которые могут
говорить, что угодно и все равно выводить деньги / отправлять детей туда, где живут
нормальные люди (тм).

Второй - отношение реальности и медиа, когда картинка в телевизоре отображает реальность,
которая становится реальной только из-за того, что ее такой показывают в телевизоре.
Очень хорошее наблюдение, которое, впрочем, можно проследить так или иначе в других
книгах и фильмах, например в "Хвост виляет собакой". Но по сути это просто реальность,
которая нас всех окружает. Наши знания о внешнем мире ограничены системами, через которые
мы эти знания получаем. Например, если чего-то нет в поисковике, то этого сейчас для обычного
пользователя просто не сущетсвует. Также и с новостями - съемка определяет как будет
всопринятно событие, если оно будет воспринято вообще. И для этого не надо непосредственно
врать, достаточно выбрать нужный ракурс. Главный герой - пилот боевой камеры, которые
во множестве летают над орками и снимают события, в том числе эти события создавая.

Третий, наиболее интересный для меня - тема сознания, на примере Каи. Как определить,
говоришь ли ты с живым существом? Что, если заранее известно, что перед тобой набор проводов
и микросхем, который по всем остальным признакам ведет себя, как разумное живое существо?
Можно теоретизировать по поводу алгоритмов, которые вызывают то или иное поведение, но
слезы такого существа - они настоящие, или имитация? И если имитация, то что делать, если
она вообще никак не отличается от реальности? Пелевин перевернул все наизнанку, и искусственная
кукла Кая оказывается более нормальной, чуственной, честой и живой что ли, чем весь реальный
живой мир, живущий только на деньгах и гедонизме. Насилие над такой куклой - это насилие
или нет?

Отличная книга, странным образом немного пересекается с книгой Ноама.

3) Effortless Reading, Vu Tran
5/5

Самая вдохновляющая книга для меня. Автор делает упор на тот факт, что объем доступной
информации растет с такой скоростью, что за этим ростом невозможно поспевать, читая каждую
книгу линейно от корки до корки.

К художественной литературе это, конечно, не относится, но для всей остальной волне логично.
Большинство книг несут в себе одну или несколько основных идей, и именно за ними надо охотиться,
для чего автор и предлагает свой метод.

Во-первых есть разные виды книг - для вдохновения, для глубоких знаний и книги с непосредственными
рекомендациями. Для начала автор предлагает пробежатся по оглавлению книги и выбрать самое интересное
место, его же сразу и прочитать, а потом книгу закрыть и вернуться к ней только, если в этом появился
смысл. Другая интересная мысль состоит в том, что книги надо выбирать сообразно своей ситуации и желательно
те, в которых картина мира совпадает с картиной мира читателя. Что значит вторая мысль - есть много
разных рабочих способов добиваться желаемого. Для каждого отдельного человека может быть предпочитетелен
один конкретный, все остальные будут сбивать с толку или убивать мотивацию, зачем же тогда на них
ориентироваться? Ну и главное - если хотите прочитать книгу, вы должны понимать, зачем вы хотите это сделать.

Еще одна классная мысль состоит в том, что полезнее всего книги перечитывать. Это не так увлекательно,
зато гораздо более полезно, т.к. именно в этот раз обнаруживаются упущенные детали. Автор предлагает
постаянно поддерживать свой топ-100 лучших книг и около 40% времени тратить на их перечитывание.

Все эти идеи сопровождаются огромным количеством ссылок на источники или книги, которые достойны
чтения по мнению атвора.

В книге всего 80 страниц, и соотношение сигнал / шум очень хорошее, надо читать.

4) Practical common lisp, Peter Siebel

Каждый разработчик развивается в течение своей карьеры, и это можно делать разными способами, которые
друг друга не исключают. Кто-то предпочитает писать на одном и том же языке и просто увеличивать
масштаб систем над которыми работает, но так как любой язык как естественный так и язык программирования
определяет мышление, то развиваясь таким способом можно упустить, что иногда задачу можно решить проще/лучше.

Имея опыт уже с порядочным количеством языков, я всегда поражался, насколько выразительны разные лиспы,
особенно если учитывать, что в них написание программы и модификация языка происходит одновременно, так
чтобы язык лучше всего подходил под текущую задачу.

Эта книжка - отличное руководство по Common lisp, начиная с основ и продолжая реальными примерами, в которых
сразу же используются макросы, и доходчиво объясняется, почему так лучше. Выглядит как чудо, особенно
если до этого все программирование происходило в языках, в которых подобные трюки не возможны.

Небольшое разочарование было не в книге, а в языке - количество легаси в стандартной библиотеке, процесс
разработки, управление зависимостями и т.д. По сравнеию с этим clojure спросто идеально спроектирован как
язык, а common lisp сообщество по размеру помещается в статистической погрешности от размера clojure сообщества.
И тем не менее я считаю, что язык достоин дальнейшего рассматрения, и книга - отличное руководство для этого.

5) The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order, Samuel P. Huntington
3/5

Книга выглядит устаревшей для 2016 года, хотя общая идея интересная. В начале автор дает свое определение
цивилизации как наибольшим культурным объединением людей, а потом применяет это определения для объяснения
причин и следтсвий для разных исторических событий.

С его точки зрения разные цивилизации имеют разные ценности и установки, и этот факт делает невозможным
формирование единой цивилизации, ну как минимум не в том формате, когда одна цивилизация (читай США и ко)
объявляет свои ценности самыми правильными. В дополнения люди из одной цивилизации больше склонны поддерживать
друг друга, а не других, при этом многие конфликты происходят по межцивилизационным границам, особенно
уязвимы государства, в которых сосуществуют несколько цивилизаций.

С некоторыми пунктами книги я согласен, но многие вещи автор сильно упрощает/подменяет. Я бы даже сказал,
что только американец и мог бы написать такую книгу.

- Автор считает, что арабские страны не любят запад только из-за цивилизационных различий
- Его идея в том, что другие страные не поддерживают типичные западные ценности, такие как права человека,
свобода слова, свобода самовыражения, демократия, индивидуализм.
- Автор утверждает, что конфликты между цивилизациями длятся дольше и с большим количеством жертв.

Реально кажется, что автор все перевернул вверх дном.

По первому пункту - сложно относиться без предубеждения к государтсву, глядя на пример Ирака, Ливии,
Сирии, Афганистана, бывшей Югославии, Панамы и многих других.

По второму пункту - сложно принять эти ценности, когда они носят однонаправленный характер. Достаточно посмотреть,
сколько внимания пресса уделяет терактам в Европе и похожим действиям на Ближнем востоке, хотя жертв на порядки
больше. Тюрьма Гуантанмо - это пример работы прав человека.

По третьему пункту - Здесь я согласен, но стоит попробовать причины. Подобные конфликты длятся дольше не только потому,
что они между разными цивилизациями, а также потому, что число жертв с обоих сторон растет быстро, и этот факт полностью
расчеловечивает одну сторону для другой.

В заключение - последние войны не совсем вписываются в эту модель, т.к. это не межцивилизационне войны, а скорее войны
за ресурсы, которые ведутся чужими руками.
can3p: (cat with many words)
1) Rudy Rucker. The hacker and the ants

Руди Рюкер очень умен, и, как следствие, у него всегда в запасе много идей, которые
непременно хочется всунуть в книгу, и эта - хороший пример. Исходя из того, что оригинальная
книга была написана где-то в районе 1993 года, у автора было отличное видение по поводу
того, куда будут развиваться вещи в будущем, например автонавигация, mmo игры, виртуальная
реальность, ai, роботы и прочее. Книжку можно считать его попыткой описать, как будет
выглядить мир, если все это в нем будет. В добавок главный герой - программист, хакер, и
куча текста посвящена описанию всяких программистких штук и объснениям, кто такие хорошие
хакеры, а кто - плохие.

Принимая во внимание все описанное, некоторые его пассажи весьма наивны, некоторые просто
скучны. Например, в какой-то момент автор описывает, как в виртуальной реальности главный
герой в меню выходит, смотрит на панель инструментов с иконками.

Также подкачали персонажи. Некоторые из них более-менее продуманы, другие ведут себя как
тряпка, полностью меняясь в угоду моменту, ну и главный герой флегматично плывет по течению,
на сколько это возможно в его условиях.

И хотя основная сюжетная линия хороша и опять же описывает те вопросы, которые мы обсуждаем
сейчас, мне кажется, что Руди мог бы постараться и написать лучше.

P.S. Если очень понравилась его тетралогия Software, то вероятно стоит ознакомиться, но в
целом я бы прошел мимо.

2) Dick de Scally. Amsterdam Noord. Stad boven het ij

Нельзя сказать, что я прочитал книгу от корки до корки, т.к. моего голландского
для этого недостаточно, но общий смысл можно уловить и с тощим словарным запасом,
т.к. книга написана не очень трудным языком + содержит много фотографий, которые
помогают разобраться, что происходит.

Книжка про историю района, в котором мы сейчас живем - Amsterdam Noord, начиная с момента,
когда город Амстердам купил эти земли в начале века для индустриальной застройки.
Для меня было очень интересно, т.к. многие вещи после прочтения обрели смысл и место.
Теперь уже не надо задаваться вопросом, что такое NDSM, и почему там кран.

3) Дэвид Херлихи. История велосипеда.

Тучная книжка, которая могла быть тоньше. Рассказ ведется с самых начал (~1814 год) и до
текущего момента, основное внимание уделяется самому важному периоду где-то с 1850 до 1930
или около того.

Весьма занятное чтение, и очень интересное для любителей, хотя бы для того, чтобы понять, что
руль, педали, тормоза, форма рамы, да вообще любые конструктивные элементы современного
велосипеда - это не что-то само собой разумеющееся, и множество инженеров к этому шли
путем множества экспериментов.

Из интересных фактов для меня - описан образцовый случай, когда патенты на велосипед привели
к стагнации всей отрасли в США. Даже тогда было понятно, что никакому прогрессу они не помогают.

Еще - то, что автомобильная отрасль и частично авиация выросли из наработок велосипедов. В целом
велосипеды стали локомотивом различных индустриальных новаций.

Последний интересный факт. Развитие велосипедов происходило волнами популярности. Что меня удивило,
так это то, что после возникновения новой волны популярности за год появлялись сотни (!) различных
мастерских, которые воплощали велосипеды в металле. Я просто отказываюсь представить, что в
неше время найдется такое количество рукастых людей.

4) Марк Вайсблут. Здоровый сон - счастливый ребенок

И счастливые родители, забыл добавить автор. Книгу категорически не рекомендуется читать до рождения
первого ребенка, или пока ему всего несколько месяцев, т.к. на этом этапе будет казаться, что
автор слишком жесток и категоричен. Читая книгу в данный момент своей жизни, я не переставал поражаться,
как метко автор бьет по болевым точка и предугадывает мысли которые по этому поводу возникали. Ну
и конечно же потом разбирает их по полкам.

Книга характерна тем, что она наполнена огромным количеством ссылок на разные исследования, которые
подтверждают тезисы автора. Начиная с того, что для ребенка нормально и не вредно плакать и продолжая
по пунктам про вещи типа связывания при рождении и прочего и прочего.

Т.к. материала много, сначала непонятно, что вообще делать-то. Для этого книга нашпигована огромным
количеством врезок про истории детей самого разного возраста, у которых были проблемы со сном, а потом
их родители таки сходили к доктору Вайсблуту. Фейк или не фейк, но некоторые истории идеально ложились
на нашу текущую ситуацию, так что, как минимум автор знал, что выдумывал, и это помогает понять основную
идею книги. Ну и набраться мужества, что ли.

После прочтения остался заряд решимости, но история покажет, насколько ее хватит.

5) Джемма Элвис Харрис. Почему вода мокрая?

Детская книга для почемучек. Большое количество вопросов, большое количество ответов. Если бы я был маленький,
мне было бы супер интересно. Большому уже не так, но подкупает искренность ответов, без всяких мимимишных
придумок. Часть ответов мне показались слишком сложными для ребенка, часть ответов уходили немного в другую
степь, но только про хорошее - про упорство, исполнение мечты и всякое такое.

Ответа на вопрос, почему вода мокрая, кстати, нет, специально прошелся по оглавлению. Зато можно узнать,
почему моча желтого цвета.
can3p: (cat with many words)
или брошенного за последнее время.

1) The undutchables. Colin White

Книжка про смешные особенности голландцев, которая выдержала бог знает сколько переизданий. После двух лет жизни здесь особо смешной не кажется, большинство шуток больше  похоже на здоровую и не очень гиперболу. Перед самым первым приездом в страну может прочитать и стоит, но не более.

Бросил, не дочитав.

2) Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему. Ирина Млодик

Книга сначала понравилась, на с каждой страницей росло понимание, что она - это не то, что я бы ждал от матерого психолога. Я ждал разложенные по полочкам случаи с выводами и какой-то общей системой, а получил кучу историй с с, порой, достаточно эмоциональными комментариями. Особенно удивила вторая половина книги, в которой автор написала несколько врезок про этапы взросления ребенка от имени ребенка, а в последней главе просто привела несколько эмоциональных историй, не совсем вытекающих из предыдущего материала. Впрочем, автора так и заявила.

Итого - книгу можно читать, но лучше пропустить всю воду и эмоции и вычленить пяток дельных советов.
can3p: (cat with many words)
Если считать, что язык определяет сознание, то на голландском мне сейчас года три, разве что читать умею и часто могу понять, что мне говорят. Но сам большей частью говорю да, нет и спасибо. А, еще весь спектр от доброго утро до доброго вечера.

На английском мне гораздо проще, можно сказать, что на бытовые темы слов всегда хватает, но стоит отойти в сторону рассказа или описания - и я сразу напарываюсь на отсвтствие нужных слов. Что-нибудь типа - мимо прошаркал немолодой уже старичок в фетровой шляпе, с носа свисала большая сопля, которую он то и дело пытался смахнуть рукой и одновременно что-то мямлил. По-русски - запросто, по-английски - хрен там, нету половины слов.

Большинство из последних прочитанных книг я читал на английском. Надо сказать, идет не так плохо, как раньше, но затыки есть. Самый простой способ с этим бороться - не вдаваться в перевод отдельных предложений, а стараться следить за общим развитием сюжета. Это вполне может означать, что шутки будут доходить как до жирафа, но зато книга будет прочитана за обозримое время.

С подачи Стаськи в последней книжке (которая Уловка-22) начал специально отмечать все незнакомые слова. Дочитал, отложил, а в начале этой недели вспомил и решил посмотреть, что там получилось. Результат интересный - убито три хороших вечера на обработку этого добра. Сначала я сидел со словарем, потом добавил толковый, потом начал проверять свой перевод, анализируя предложения из книги, потом добавился еще и толковый словарь, ну и в конце словарь синонимов.

Больше всего крышу сносит, конечно же, от синонимов. Между языками всегда отношение много ко многим с неизбежными дырами, вроде голландского gezellig, которое обозначает ощущение, котороое каждый голландец может опознать, но полностью описать его не представляется возможным.

Так и тут. Например, squat - маленьки коренастый. Ок, ой. chunky - тоже коренастый? И stocky? Ну еклмн. И поехали по всем словарям сравнивать.

В итоге получился список из 627 слов - https://quizlet.com/130651105/catch-22-words-flash-cards/

Не представляю пока, как учить его буду, но как-то буду.
can3p: (cat with many words)

Читая книгу, все никак не мог отделаться от ощущения, что не помню, чтобы кто-то из советских/российских автором писал так про войну. Так злобно, так сюрреалистично. У нас чаще про героизм, про преодоление, про стремление к цели. Не было в советских книжках героя, которому была безразлична война, и нужно было просто отстреляться и полететь домой.

Здесь же такой главный герой. Всем рассказывает, что его хотят убить, всеми способами пытается быть отстраненным от полетов. Но если вначале книги я люто его за это не полюбил, то с развитием сюжета постепенно стало понятно, что он - самый нормальный из всех его окружающих. Автор состряпал закрытый мир отдельной американской авиационнной части, базирующейся в Италии уже далеко от фронта. Пилоты летают миссии и мечтают попасть домой, их начальство мечтает о карьерном росте и с этой целью всю книгу повышает нормативы необходимого налета, а офицер обеспечения наслаждается спекуляциям вплоть до того, что за хороший процент подсказывает немцам, где защищаться, а союзникам - где атаковать, а в итоге даже бомбит свою собственную базу.





'Значит тебе придется быть убитым.' ответил экс-P.F.C. Винтергрин. 'Почему ты не можешь быть фаталистом как я? Если мне назначено распродать все эти зажигалки по хорошей цене и дешево купить египетский хлопок у Майло, то это я и буду делать. А если тебе назначено быть убитым над Болоньей, то просто иди и умри как мужчина. Ненавижу это говорить, Йоссариан, но ты превращаешься в хронического нытика.'



В результате вся книга пропитана страхом смерти, который отступает с достижением порога и наступает снова с его увеличением. Кроме этого всем довольно весело - хорошая компания, публичные дома в Риме, но смерть всегда рядом. И если вначале книги все довольно абсурдно и смешно, то в конце, по мере того, как запущенные автором параллельные сюжетные линии, которые не предвещали ничего плохого в начале, доходят до логического конца, все становится совсем абсурдно с просто страшно.

Все никак не могу понять, как относиться к книге. С одной стороны написана книга очень хорошо, все эти параллельные линии сюжета, вгляды на одно и то же событие с разных углов, перемещения по времени вперед назад. С другой стороны, это так редкая книга, где ни один герой мне не симпатичен.

Upd: посмотрели фильм, снятый по роману. Средненько получилось, хотя в целом персонажи и планы добротные. Показалось, что в какой-то момент сценаристы решили чуть-чуть улучшить книгу, и потом их уже не смогли остановить. Редко когда книгу, особенно с таким количеством подсюжетов и отдельных описаний снимали на уровне книги.

can3p: (cat with many words)
Я люблю ходить по книжным развалам даже больше, чем по книжным магазинам, по которым я, конечно, тоже очень люблю ходить. Люблю больше, потому что никогда не знаешь, какая книжка цепанет вгляд, что именно ты будешь читать, и насколько это может повлиять на тебя. Таким образом мой мир когда-то изменили вьетнамские сказки, автобиографические романы Паустовского, а вот сейчас мне досталась книжка про постколониальную историю Африки - Martin Meredith, State of Africa, охватывается период с конца 50-х до середины двухысячных.

Книга невероятно грустная. Круг за кругом автор проходится по всем странам, двигаясь по временной шкале, и во всех без исключения странах рисуется одно и то же: эйфория после независимости, первые выборы, сразу же первый диктатор, игры в социализм, партизанское движение и дальше со всеми остановками - коррупция, война, голод, беженцы, новый захват власти, новые союзники, новые партизаны, новый голод, местами настоящий геноцид. После прочтения имена Лумумба, Мобуту, Мугабе и прочие загораются новым смыслом, но счастья в нем прямо нет, и даже если автор перегнул палку в два раза, все-равно не по себе.

Наверняка я прочитаю еще не одину книгу про Африку, но не думаю, что от этого что-то сильно изменится.

На всякий случай посмотрел историю переводчика, вот какие слова мне приходилось переводить: tangible (материальное), exemt (освобождать), respite (передышка), trifling (путсяковый), thwart (мешать), conceal (скрывать), intransigent (непримиримый), clandestinely (тайно), loitering (праздношатание), disgrace (позор), ominous (зловещий), squabble (перебранка), calamitous (пагубный), weep (плакать), eviction (выселение), ruthless (безжалостный), famine (голод), exasperation (раздражение), grievance (жалоба), sacking (увольнение), squandering (разбазаривание), meager (скудный), smother (задушить), morass (болото), mudslinging (компромат), jeopardy (опасность), flog (пороть), delusional (бредовый), limb (конечность), dismembered (расчлененный), humiliating (унизительный), demeaning (унизительно), lash out (набрасываться) и т.д.

Profile

can3p: (Default)
can3p

April 2017

S M T W T F S
      1
2 3 45678
9101112131415
16171819202122
23 242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:35 am
Powered by Dreamwidth Studios