Jan. 28th, 2017

can3p: (Default)

1) Seeing, Jose Saramago

4 / 5

Очень необычная книжка по стилю написания, в прямом смысле стена текста. Автор решил не выделять диалоги так, как их обычно выделяют, и в результате все диалоги представляют собой цепочки фраз через запятую. Сначала это бесило, потом привык, и это добавляет некоторый шарм, но сильно удобнее читать не стало.

Действие построено вокруг выборов, на которых ни с того ни с сего три четверти избирателей столицы голосуют пустыми бюллетенями. Министры собирают экстренное совещание, на котором решают провести еще один раунд через неделю, на котором пустыми бюллетенями голосуют больше восьмидесяти процентов избирателей. Тут то все и закрытилось. Власти прибегают ко все более жестким методам, чтобы понять, почему люди так голосуют, жители единогласно отвечают, что по закону даже президент не имеет права знать, как именно кто проголосовал.

Ситуация ненормальная, но при этом абсолютно законная, заставляет правительство обращаться ко все большему террору для защиты демократии против населения, которое якобы покушается на эту самую демократию самыми что ни на есть демократическими методами, а на самом деле ведет себя образцово. Это отсутствие противостояния вне правового поля и бесит власть придержащих больше всего и толкает на дальнейшие шаги, которые включают прямой террор, убийства и прочее.

И все для защиты демократии! Прямо как сейчас модно.

2) The Art of the Metaobject Protocol, Gregor Kiczales, Jim des Rivieres и Daniel G. Bobrow

5 / 5

Удивительная книжка для большинства программистов сейчас, я думаю. Все эти php, java и прочие питоны представляют определенную картину мира, в частности схему работы ООП. Классы у нас определяются так, наследуются эдак и работать с этим надо вот так. Суть в том, что классы - это текст, определения. Максимум, что у тебя есть - это какая-нибудь интроспекция, чтобы можно было посмотреть что-нибудь про класс отдельно взятого объекта.

Но что, если мы представим, что все элементы языка - это тоже объекты, которые являются экземплярами определенных классов. Т.е. определение класса - это объект класса "Стандартное определение класса" (метаобъект), все методы и поля класса также являются экзмеплярами соответствующих базовых классов, т.е. тоже метаобъектами.

Все эти объекты как-то друг с другом взаимодействуют, и это взаимодействие и описывается термином Metaobject protocol. Например, когда объявляется конкретный класс, во время инициализации соответствующего метаобъекта оставлены разные точки расширения - как сортируется цепочка наследования, как инициализируются поля класса и тому подобное.

Для чего это нужно? Нужно для того, чтобы язык предоставлял не одну конкретную реализацию ООП, а закрывал целое множество реализаций, среди которых стандартная - это просто один из вариантов. В результате получается гибкость языка, которую невозможно получить как-то еще.

В данной книге описывается MOP для Common Lisp, в первой части сооружается игрушечная реализация с параллельным обсуждением возможных вопросов и проблем, а вторая часть - это полный набор методов и соглашение, которые определены в стандарте.

Просто страшно представть, насколько страшную магию можно творить с помощью подобных средств. Книгу непременно рекомендую для ознакомления.

Из менее древних языков со своим MOP можно отметить perl.

3) The Utopia of Rules: On Technology, Stupidity, and the Secret Joys of Bureaucracy, David Graeber

4/5

Автор под микроскопом рассматривает понятие бюрократии и анализирует его со всех сторон. Книга состоит из трех больших эссе и одного небольшого, из которых первое я не выдержал, зато остальные оказались более чем, хоть и сложно было временами ухватить суть.

Для справки этот Дэвид - матерый анархист, участник движения Occupy Wallstreet и прочих, поэтому атакует он без сожалений. Некоторые тезисы:

  • Хотя термин "бюрократия" чаще всего применяют к гос.структурам, она присутствует буквально везде, где сущетсвуют правила, регламенты и процедуры, т.е. вообще везде. Появление интернета не уменьшило, а скорее увеличило проблему. Если каких-то 100-200 лет назад человек сталкивался с бюрократией раз в год, то теперь это может происходить каждый день.
  • Бюрократия каждый раз появляется для того, чтобы уравнять правила игры, сделать условия прозрачными и т.д., что в итоге неминуемо приводит к клиническим перекосам в системе и безумной тупости или нелогичности в отдельных случаях. Основная проблема, что все это придумывается с точки зрения идеальных бюрократов и их идеальных клиентов, но ни то ни другое к действительности никакого отношения не имеет.
  • Несмотря на то, что ворох правил всегда создается для равноправия и прозрачности, каждый раз их количество приводит к тому, что именно те, кто в этих вещах нуждается, не могут этим воспользоваться.
  • Единственный способ избавиться от бюрократии - это всех до одного собрать и отправить в ссылку на Луну или любое грубое место, откуда никто не вернется.
  • Бюрократия всегда покоится на насилии, и этого насилия вокруг нас больше, чем любого другого. Отдельным момент, который он отмечал - это то, что хотя любая бюрократия устанавливает и форсит правила, ее основание всегда эти правила нарушает. Например, каждое государство базируется на революции в прошлом, т.е. на акте, который является гос. изменой по законом этого же государства.

И много чего еще, мысли разбегаются при попытке охватить весь смысл целиком. На очереди очередная книжка его, очень надеюсь, что не получится как с Ноамом Хомским, который был супер интересен в первый раз, после которого все его следующие книги были простыми повторениями.

Вторая часть меня заинтересовала больше всего. Тут Дэвид анализирует технологическое развитие Земли со второй половины двадцатого века. Смотрите, какой парадокс. Если спросить, что будет в мире лет через 50 у человека конца 19 века, то он назовет подводные лодки, полеты в воздухе и космосе, может компьютеры назовет и будет прав в большинстве случаев. Если тот же вопрос задать человеку середины двадатого и получить ответ с межпланетными перелетам, колонизацией Марса, искуственным интеллектом и прочими роботами, которые давно все будут делать за нас, то через 50 лет этого либо почти не будет, либо будет в отдельных образцах. Как так?

Почему постоянная волна глобальных открытий навроде квантовой физики, деления ядра или космических полетов, которые регулярно случались тогда, перестали случаться сейчас. Почему самое значительное достижение в космосе произошло в начале семидесятых?

Тут у автора пара вариантов.

  • Технологический путь развития, который должен был привести в ожидаемое будущее, не был максимально прибыльным. С изменением финансовой системы вместо постоянной технологической гонки внезапно стало выгоднее двинуть производство в Китай, Бангладеш или Африку, где люди за гроши выполняли бы работу.
  • Хотя правительство не может запретить разработки в разных направлениях, гос.заказ - это самая большая кормушка, и смена акцентов там приводит к развороту научной мысли.
  • В какой-то момент технологическое развитие в сторону автоматизации и космоса достаточно резво свернуло в сторону технологического развития технологий контроля. Отсюда у нас есть интернет, в котором все на ладони, и благодаря которому у нас теперь есть государственные программы, которые следят за всеми и на всех имеют информацию.
  • Сам научный процесс сильно бюрократизировался, и теперь ученые не меньше половины своего времени тратят на оправдение или обоснование грантов, которые не позволяют делать глобальных открытий, которые невозможно предугадать. Условный Эйнштейн с современном мире не смог бы ни одной статьи опубликовать.

После этого списка наверное надо отметить, что автор никакую теорию заговора в книге не рисовал, конкретных людей/корпорации не называл, а просто анализировал изменение тенденций в мире.

Третья часть книги посвящена тому факту, что хотя мы все не любим бюрократию, мы ее сами постоянно создаем. Как так получается? Тут начинается игра двумя словами - play и game. На русский оба переводятся как игра, и я конкретно не завидую переводчику. Разница в том, что play - подрузамевает просто игру, когда человек может играть сам с собой или с другими ради самого факта. Game в этом контексте - это игра с четко очерченными правилами и результатом. Первое определение подрузамевает полную свободу и неизвестность, второе же делает мир проще и понятнее, даже если правила игры не нравятся. И хотя люди начинают чаще всего с первого, они неминуемо стремятся ко второму.

Последнее эссе - это фантастический отзыв на фильм Темный рыцарь: Возрождение легенды, который вылился в большое исследование героев комиксов в явления, которое во много перекликается с третьей частью книги. Как оказалось, любой герой - будь то супермен, человек-паук или бетмен, достаточно просто соотносится с определнным периодом истории штатов и носит черты той эпохи. Интереснее другое - что все эти герои борются исключительно с нарушителями правил, у них нет другой цели существования или желаний. Антигерои же часто суперкреативные люди с глобальной идеей или проектом будущего, т.е. тем вектором, который мы бы все хотели видеть у наших лидеров, конечно направленный в другую сторону. В результате супергерои защищают статус-кво, т.е. являются супер- консерваторами, насколько бы плох текущий мир не был. Эспрессия может быть во всем - стиль, одежда, любимые ресторан - но никаких революций, пожалуйста.

У меня до этой книжки было представление про интроспекцию, но полной картины того, что можно сделать, не было.

Profile

can3p: (Default)
can3p

April 2017

S M T W T F S
      1
2 3 45678
9101112131415
16171819202122
23 242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:40 am
Powered by Dreamwidth Studios